Санкции как тест на состоятельность

In vino veritas


Первые на сюрприз отреагировали россияне, читающие Twitter премьер-министра России. Как оказалось, введение запрета на импорт украинских товаров большинство из них восприняли как персональную гастрономическую угрозу, сетуя, что «здоровья нет употреблять отечественное импортозамещение». Хотя граждане, судя по всему, не успели ознакомиться с перечнем запрещенных товаров, в котором таки нет сала, но читать положительные комментарии об украинских пищевых продуктах, откровенно говоря, было приятно.


Правительство РФ, наказывая Украину на сумму чуть больше 50 млн.дол., лишило своих граждан-гурманов возможности приобрести качественное и доступное по цене растительное масло, овощи, шоколад, кондитерские и хлебобулочные изделия, соки, алкоголь.


Среди указанных продуктов наиболее весомым в денежном выражении является вино. В 2017 г. россияне приобрели его на сумму 19 млн.дол., за 11 месяцев 2018 г. – ещё на 16 млн.дол. Но покупали они не бутилированное, а то, что значится под кодом 220429 ТН ВЭД – «прочие вина, виноградное сусло, брожение которого было предотвращено или прекращено путем добавки спирта, в сосудах емкостью более 2л». География импорта показывает, что наибольшими потребителями являются регионы развитого виноградарства и виноделия: на 8 млн. дол. приобрели в Краснодарском крае, на 4 млн. дол. – в Ставрополье, на 2 млн.дол. – в Республике Дагестан.


По сути, Украина поставляет промежуточный товар, который используется местной промышленностью, давая возможность российским производителям создавать рабочие места, продавать, как «своё», и получать добавленную стоимость. Наряду с украинцами в этих регионах торгуют представители дальнего зарубежья. Например, Краснодарский край в 2017 г. ввёз винного сусла из Италии на 2 млн.дол. Введение запрета на импорт из Украины вынудит россиян перейти на более дорогое сырье, что отразится на цене конечной продукции. Аналогичная история – и с другими потребительскими товарами. Отказ от их импорта из Украины – это не импортозамещение и не защита местных производителей, которые сегодня не могут самостоятельно удовлетворить спрос в масштабах всей страны, а банальная импортозамена товара одного поставщика на другого, причём более дорогого. По отдельным позициям промышленных товаров из санкционного списка – ситуация не лучше. Не успев до конца их заместить местными аналогами, РФ поспешила от них отказаться, «выстрелив себе в ногу».


Фото: censor.net.ua


Самый цимес


Согласно данным Таможенной службы РФ, россияне импортировали в 2017 г. 57 украинских товаров, внесённых в санкционный список, на общую сумму порядка 450 млн.дол. Это 11% поставок из Украины в РФ. Знакомство со структурой «запретного» списка показало, что порядка 30% товаров либо не экспортировались Украиной в эту страну, либо в очень незначительном количестве. Очевидно, эти позиции включены для «масштабности» санкционного списка и закрытие для них рынка РФ практически не повлияет на экономику Украины. Речь идет об экстрактах и соках из мяса, рыбы или ракообразных; приготовленных овощах; консервированных с помощью сахара фруктов и орехов; готовой или консервированной рыбе; пиве; приготовленных томатах; джемах, фруктовом желе; коврах, женских гигиенических прокладках, детских подгузниках и проч.


"Самый цимес" санкционного списка – это около двадцати позиций, преимущественно продукции машиностроения, обеспечивающих более 80% суммы, на которую РФ хочет «наказать» Украину. За каждым товаром, как правило, – один производитель в Украине, носитель знаний и компетенций целой отрасли, с которой связано значительное количество смежных предприятий. Поскольку 1 рабочее место в промышленности генерирует от 4 до 16 рабочих мест в экономике (в зависимости от технологической сложности производства) эффекта домино не миновать.


Возьмем, к примеру, машины для смешивания минеральных веществ с битумом. Единственный производитель таких установок в Украине – «Кременчугский завод дорожных машин «Кредмаш». В 2017 г. экспорт продукции завода в РФ составил 9,4 млн.дол., а за 11 месяцев 2018 г. – 11,3 млн.дол. Рынок РФ – это 40% продаж предприятия. Однако в РФ уже есть три производителя аналогичной продукции: Колокшанский агрегатный завод, Уфадормаш и ИПК Ротор. Их суммарные мощности – около 30 мобильных асфальтобетонных заводов в год. Запрет на импорт из Украины (в 2018 г. он составил около 20 установок), позволит освободить «место под солнцем» для набирающих обороты российских предприятий.


Продукция кременчугского «Кредмаша» — асфальтосмесительная установка
Фото: Кредмаш
Продукция кременчугского «Кредмаша» — асфальтосмесительная установка

Для обеспечения их роста РФ задолго до «запретного» списка «офлажковывала местность красными тряпками» – включала всевозможные механизмы, в том числе, ограничивающие импорт товаров. Например, ОАО «Рязаньавтодор» в извещении о тендере на закупку товара выдвигает требование, что его изготовителем должен быть Колокшанский агрегатный завод; законодательство РФ позволяет закупщику «для своих» использовать 15-процентный понижающий коэффициент к цене; а поощрительная «вишенка на торте» – Государственная транспортная лизинговая компания РФ официально заявляет, что «уделяет особое внимание сотрудничеству с российскими предприятиями транспортной отрасли, а поддержка отечественного транспортного машиностроения является одной из её ключевых задач». Какие шансы остаться на российском рынке при таких раскладах имеют украинские машиностроительные предприятия?


Введением санкций 29 декабря РФ стремится не просто вытеснить конкурента, а обанкротить и ликвидировать ряд украинских высокотехнологичных производителей, посеять панику и хаос в обществе.


На упомянутом выше Кредмаше работает более 2 тысяч человек, в 2017 г. предприятие перечислило налогов бюджеты разных уровней, отчислений на соцстрах работников и помощь городу – порядка 80 млн.грн. Аналогичная картина у харьковчан – АО «Электромашина» и ГП «Завод «Электротяжмаш», которые выпускают продукцию для железнодорожного транспорта, попавшую в санкционный список. На этих производствах суммарно задействовано порядка 5000 человек, а ежегодные платежи в государственный и местные бюджеты, а также целевые фонды составили около 200 млн.₴ Вместе с ними на «радары» российский санкционеров попал «Укрэлектроаппарат» и другие промышленные предприятия, на которых трудятся десятки тысяч украинцев. Закрытие рынка грозит не просто остановкой производства, безвозвратной потерей компетенций и банкротством. Значительно бОльшей угрозой является повышение социальной напряженности в регионах и вынужденная трудовая миграция из страны.


Для танго нужны двое


Откровенно говоря, отказ РФ от ряда товаров, ввиду её многолетней целенаправленной политики по импортозамещению, в т.ч. товаров из Украины, является таким же «сюрпризом», как зимой снег для коммунальных служб. Известно, что в конце 2014 г. был принят Закон «О промышленной политике в РФ», определили 18 отраслей для импортозамещения и сформировали номенклатуру приоритетных видов продукции с высокой долей импортозависимости. В марте 2015 г. утвердили 20 отраслевых программ, включающих более 2200 направлений импортозамещения. Для оказания господдержки предприятиям в реализации проектов, в рамках определенных приоритетов, создали Фонд развития промышленности, общий бюджет которого за 2015-2017 гг. превысил 60 млрд руб. В первый же год работы Фонд отобрал 52 проекта, направив на их реализацию порядка 18 млрд. рублей.


РФ заявляет, что к 2020 г. снизит импортозависимость по разным отраслям промышленности до 50-60%. Хотя, по оценкам тамошних экспертов, со снижением зависимости «не всё так гладко», нет сомнений, что расширение перечня санкционных товаров из Украины (или же негласный запрет на приобретение ряда номенклатурных позиций, который уже давно практикуется в РФ) – это всего лишь вопрос времени. Наступление на украинскую высокотехнологичную промышленность уже началось.


Фото: EPA/UPG


Для выработки оперативных мер по снижению возможного ущерба, как это не тривиально звучит, нужен диалог бизнеса и государства. На площадке Минэкономразвития необходимо организовать экспертные рабочие группы по оценке масштабов последствий для предприятий-производителей, а также угроз для экономической, технологической и социальной безопасности страны. В их состав, кроме специалистов профильных департаментов, должны войти представители бизнеса, чья продукция внесена в список санкций и доля поставок в РФ превышает 30% объемов реализации; а также представители естественных монополий, которые являются заказчиками в тендерных закупках. Увязывание спроса и предложения должно стать основой решений, как общеэкономического, так и отраслевого и, возможно, адресного характера в зависимости от уникальности продукции предприятия.


Среди оперативных шагов переориентации продукции на внутренний рынок – запуск механизма компенсации стоимости и процентов по кредитам на приобретение отечественной дорожно-строительной техники для модернизации производственных мощностей дорожно-строительных организаций. Национальный комитет по промышленному развитию соответствующий проект нормативно-правового акта направил в Минэкономразвития. Предложенные подходы – аналогичны тем, которые заложены в механизм поддержки отечественного сельхозмашиностроения и положительно себя зарекомендовали. В 2018 г. более 7 тысяч аграрных предприятий приобрели 17 182 единиц украинской техники и оборудования, получив компенсацию из госбюджета в размере 912,9 млн.₴


Однако, наряду со стимулированием спроса на отечественную машиностроительную продукцию, необходима и защита её производителей. Для этого следует ввести утилизационный сбор на импорт подержанных аналогов украинской техники и оборудования.


Несмотря на то, что Украина уже на треть сократила объемы торговли с РФ за период с 1996 по 2017 г., для отдельных изготовителей компонентной базы предприятия «ближнего зарубежья» остаются доминирующим рынком сбыта ввиду схожего уровня производства и технических характеристик, как, например, колея 1520. Те, кто огульно заявляет, что производители компонентной базы (а большинство украинских предприятий исторически специализируется на промежуточной, а не на конечной продукции) могут легко переориентироваться от одних контрагентов к другим, должны принять во внимание следующее.


Фото: xtz.ua


С одной стороны это требует: 1) разработки конструкторской документации; 2) приобретения нового оборудования для организации производственного процесса; 3) изготовления нестандартного и специального технологического оборудования для сборки нового изделия и изготовления заготовок его составных частей; 4) проектирования и изготовления тысяч наименований технологической оснастки; 5) сертификации комплектующих и готового изделия.


С другой стороны: 1) большинство отраслевых научных учреждений, которые могли бы выполнить эту работу, канули в лету; 2) не все промышленные предприятия имею собственные R&D центры; 3) оборотных средств предприятий – недостаточно; 4) «длинные и дешевые» деньги – недоступны; 5) государственного содействия модернизации производств – нет.


Как много промышленных предприятий Украины могут позволить себе такую «роскошь» как технологические инновации?


Чтобы сдвинуть эту проблему с мёртвой точки, необходимо запустить инициативу государственной поддержки технологических инноваций в промышленности. Подходы к отбору и финансированию проектов на принципах государственно-частного партнерства эксперты Нацкомитета разработали совместно с Минэкономрозвития и подали Правительству.


Ещё один способ минимизировать последствия от санкций – это «украинизация» публичных закупок. Сегодня приоритет национальных производителей отсутствует как ментально в сознании руководителей компаний, городских и региональных властей, выступающих в качестве закупщиков на тендерах, так и буквально в законодательном поле. Закупщики в большинстве своем, ссылаясь, «что разрешено всё, что не запрещено», игнорируют украинские товары, отдавая предпочтение импортным, а зачастую – российским.


Взять, к примеру, импорт компонентной базы из РФ для потребностей производства и ремонта железнодорожной техники. Согласно таможенной статистики, РФ экспортировала в Украину крюков и прочих сцепных устройств по коду 8607 30 ТН ВЭД с 2014 по 2017 г. на 16 млн.дол., а за 11 месяцев 2018 г. – ещё на 11 млн.дол. Вот так на ровном месте минус 27 млн.дол. торгового баланса, хотя в Украине такая продукция производится.


Ещё один показательный пример – асфальтосмесительные установки (код 8474 32 ТН ВЭД) из санкционного списка. За 9 месяцев 2018 г. валютные расходы дорожно-строительных организаций Украины на их приобретение в Турции, Италии, Китае и США превысили 12 млн.дол., тогда, как Кредмаш, продукция которого на 25% дешевле, продавал их в РФ, выручив приблизительно такую же сумму.


Продукция кременчугского «Кредмаша» — асфальтосмесительная установка
Фото: Кредмаш
Продукция кременчугского «Кредмаша» — асфальтосмесительная установка

«Привитие» патриотизма закупщикам лежит исключительно в плоскости изменений Закона «О публичных закупках» в части заключения долгосрочных договоров, партнерства в инновационной сфере, особенностей приобретения сложной специальной техники, преференций местным производителям с высоким уровнем локализации и ограничения на приобретение товаров российского происхождения посредством техрегламентов. Эти новации станут мощным ответом на закрытие рынка для украинских товаров. Предложения по изменению законодательства Нацкомитетом направлены Минекономрозвития и КМУ.


Чтобы защитить украинских производителей, которых беспрепятственно вытесняют с внутреннего рынка иностранные конкуренты, необходимо вводить техническое регулирование и сертификацию. В санкционном списке этот механизм также используется. РФ запрещает ввоз гальки, гравия и щебня (код 2517 10 100 0 НТ ВЭД), при этом уточняет: «за исключением гравия и щебня при наличии при ввозе подтверждения Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, выданного в установленном им порядке, их соответствия характеристикам», которые изложены в восьми пунктах. Этот принцип действует и вне списка. Продукция железнодорожного машиностроения не может экспортироваться из Украины на предприятия ЕАЭС, если она не прошла подтверждение техническим регламентам. Эксперты ЕАЭС не ездят на украинские предприятия «из-за опасности для жизни», в отличии от украинских закупщиков, которые регулярно с этой целью посещают предприятия страны агрессора.


Отсутствие основополагающих документов, таких как, Закон о развитии промышленности, Стратегия инновационного развития промышленности, Программа импортозамещения, не позволяют сфокусироваться на приоритетах и запустить действенные механизмы государственной поддержки. К слову об импортозамещении. Украина для потребностей всё тех же вагоностроительных и вагоноремонтных заводов ежегодно импортирует тормозные системы на миллионы долларов. Поставки из РФ только по коду 8607 21 ТН ВЭД «пневматические тормоза и их части» с января 2014 г. по декабрь 2018 г. составили более 18 млн.дол. А ведь ещё в начале 2000-х годов ФЭД работал над созданием для железных дорог приборов для тормозной системы вагонов и локомотивов и вплотную подошёл к освоению их производства. По уже упомянутым причинам, препятствующим модернизации производства, проект был остановлен. Запуск программы импортозамещения и господдержки проектов на принципах, заложенных в инициативе по технологическим инновациям, даст импульс развитию подобным заделам.


Разработкой упомянутых основополагающих документов должен заниматься центральный орган исполнительной власти, наделенный широкими полномочиями в части использования механизмов промышленной, технологической и инновационной политики наряду с политикой в области подготовки промышленных кадров. Без такого органа, в структуре которого должны работать компетентные специалисты преимущественно с базовым инженерно-техническим образованием, и без усиления государственной интервенции в промышленное развитие решение вышеизложенных проблем невозможно.


В преддверии двух раундов избирательных баталий в Украине, РФ устроила и бизнесу, и политикам тест на состоятельность. Успешно его пройти можно только ускоряя темпы роста экономики за счет усиления промышленного потенциала, используя здоровый протекционизм и преференции национальным производителям.


Источник: “https://lb.ua/economics/2019/01/11/416908_sanktsii_test_sostoyatelnost.html”

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)