Кооперативный мат Казахстану

>

Внимательно наблюдая за тем, какие процессы набирают ход в казахстанской экономике, трудно не прийти к выводу, что идет ее сознательное и вполне продуманное уничтожение. Не все, кто принимает участие в разгроме нашей экономики, ориентируются на диверсию по отношению к ней. Многие из них руководствуются примитивными шкурными интересами. Но в целом их действия идут в русле явно дирижируемой из-за рубежа политики, нацеленной на то, чтобы ободрать нас как липку и поставить в абсолютную зависимость от иностранных держав. И местные властьимущие делают все, чтобы реализовать эту политику, – не имеет значения, осознанно или нет.

Депутат мажилиса Екатерина НИКИТИНСКАЯ в своем депутатском запросе обратила внимание кабмина на резкий рост корпоративных заимствований в Казахстане. По ее данным, в общей сложности внешний долг РК на начало года составил 137 млрд. долларов. Как подсчитал Счетный комитет, это 68,3% от ВВП. Однако компании продолжают с легкостью занимать дешевые деньги за рубежом, и, по прогнозам, долговое бремя уже скоро перейдет критическую черту – 80% от ВВП.

«Пока цены на экспортируемое минеральное сырье достаточно высокие, мы уверенно держимся на плаву, но при этом все меньше и меньше производим сами для собственного внутреннего рынка, – заявила Никитинская. – Правительство не смогло снизить нашу зависимость хотя бы от импорта продуктов питания, неэффективны пока и меры по диверсификации экономики». «Долговой пузырь» все раздувается, и это чрезвычайно опасно для Казахстана. «Долги могут стать источником фискального риска из-за бесконтрольного роста обязательств, просроченных платежей, а также потенциально возможно субсидиарной ответственности государства, как это произошло с банками второго уровня», – предупредила депутат. Никитинская предложила установить лимит займов для государственного и квазигосударственного долга в совокупности в размере 60% к ВВП.

Проще говоря, экономическая политика, если предположить, что у нашего государства она вообще есть, проваливается, мы живем в счет долга, который и оплатить не сможем, когда придет время рассчитываться. 

 

Схватка под ковром?

Заметим, что Е. Никитинская не первая, кто поднимает этот вопрос. Еще в мае минувшего года на правительственном часе в мажилисе министр финансов Болат ЖАМИШЕВ сообщил, что Казахстан задолжал разным странам почти 130 млрд. долларов. Среди заимодателей для нашей страны числятся даже Бермудские, Каймановы и Сейшельские острова. По словам Жамишева, по своему внешнему долгу Казахстан занимает 35-е место в мировом «долговом рейтинге» в номинальном объеме и 43-ю позицию по отношению к объему ВВП (66,6%). Глава ведомства пояснил, что подобная политика займов стала  причиной глобального кризиса и привела в итоге к стремительному росту внешних долгов стран мира за довольно короткий промежуток времени.

Большую долю в структуре валового внешнего долга занимает корпоративный сектор – 90 млрд. долл. В том числе 60 млрд. приходится на долю межфирменной задолженности, которая является частью прямых иностранных инвестиций и представляет собой обязательства резидентов перед их зарубежными участниками и зависимыми предприятиями.

Глава Минфина также отметил, что общепринятым критическим уровнем задолженности считается показатель в 60% ВВП. Поэтому Б. Жамишев указал на необходимость установить на данном уровне верхний предел для совокупного государственного и квазигосударственного долга. При этом для субъектов квазигосударственного сектора можно установить лимиты внутреннего и внешнего заимствования в разрезе приоритетов отраслей экономики. Также он заявил, что  считает целесообразным ввести запрет на внешние заимствования для субъектов квазигосударственного сектора, за исключением АО «ФНБ «Самрук-Казына» и его дочерних предприятий, АО «НХ «КазАгро», Банка развития Казахстана.

С тех пор прошел год, а воз, как видим, и ныне там. Только долг Казахстана увеличился еще на 7 млрд. долларов и имеет тенденцию расти до бесконечности. Что, собственно, неудивительно, если учесть, что реальный сектор у нас давно угроблен, то, что от него осталось, никакого серьезного значения для экономики страны не имеет, а правительство недееспособно и не в состоянии ничего предложить для решения проб­лем государства.

Мы не в большом восторге от деятельности Жамишева на посту министра, но в данном случае он прав. Разумеется, рост корпоративных заимствований за рубежом следует ограничить. Заметим, правда, что простые запретительные меры тут вряд ли помогут, необходимо пересматривать весь проводимый в стране экономический курс, но сама проблема обозначена верно. Бесконтрольное наращивание заложенности при том, что ничего не делается для восстановления реального сектора экономики, ведет нас к краху. 

 И вот год спустя Екатерина Никитинская вновь поднимает тот же самый вопрос. Это позволяет предположить, что в недрах наших властных структур существует более или менее устойчивая группа, стремящаяся удержать Казахстан от сползания в долговую яму. С другой стороны, есть более влиятельные силы, заинтересованные в продолжении данного катастрофического курса. И между противоборствующими сторонами идет подковерная схватка. 

Действуют ли эти самые «влиятельные силы» как агенты влияния неких недружес­твенных Казахстану сил? Отчасти это так. Здесь начинают работать те самые закономерности, о которых писал еще Карл МАРКС: «При 20% прибыли капитал оживляется. При 50% положительно готов сломать себе голову. Уже при 100% он попирает все человеческие законы, а если прибыль доходит до 300% – нет такого преступления, на которое он не рискнул бы». Алчность, всего лишь алчность… Но эту алчность всегда могут использовать в своих интересах другие. И используют.

 

Убийцы в нашем доме

Вот интересный вопрос: а зачем нашему корпоративному сектору вообще предоставляют займы за рубежом, если понятно, что отбить их все равно не удастся? Так ведь именно на это и делается расчет. В отношении Казахстана вполне открыто реализуется довольно-таки нехитрая стратегия, которая давным-давно применяется для экономического порабощения и ограбления самых разных государств на планете экономически более развитыми странами. Практической реализацией этой агрессивной стратегии часто занимаются особые специалисты – так называемые «экономические убийцы» (ЭУ). Методы работы ЭУ раскрываются в книге одного из таких специалистов в отставке Джона ПЕРКИНСА «Исповедь экономического убийцы» («Претекст», М., 2005).

Задача «киллеров от экономики» – защищать интересы западных стран, банков и корпораций, которые Перкинс именует «корпоратократией», под видом борьбы с экономической отсталостью развивающихся стран. Объектом внимания «экономичес­ких убийц» становятся, прежде всего, те государства, которые имеют стратегическое значение: богатые сырьевые ресурсы и геополитические преимущества. Роль ЭУ – навязать той или иной стране займы, которые потом переправляются в западные фирмы и финансовые институты, а частью передаются местным коллаборационистам. Затем проходит некоторое время, и ЭУ вновь возвращаются в страну, когда она придавлена внешним долгом, –  на этот раз чтобы выбить поставку дешевой нефти, минерального сырья, или заставить ее голосовать, как надо, по важным вопросам в ООН, или обеспечить политическую поддержку принятых на Западе решений. Эта система предполагает взаимодействие, прежде всего, с коррумпированными лидерами развивающихся стран, которые становятся проводниками коммерческих интересов корпоратократии, попадая в долговую зависимость от нее.

«Глобальная империя в значительной степени зависит от того, что доллар имеет хождение как резервная мировая валюта и что Вашингтон имеет право печатать эти доллары. Мы даем кредиты странам, прекрасно зная, что они никогда не выплатят их. Фактически мы и не хотим, чтобы они их выплачивали, потому что неспособность возвратить долг дает нам в руки рычаги давления на фунт живой плоти. При нормальных обстоятельствах мы рисковали бы опустошить наши собственные резервы. Однако мы находимся не в обычных обстоятельствах. Соединенные Штаты печатают деньги, не обеспеченные золотом. Они вообще ничем не обеспечены. Возможность печатать деньги дает нам безмерную силу. Она означает, кроме всего прочего, что мы можем раздавать кредиты, которые никогда не будут возвращены» (Дж. Перкинс).

В другой своей книге «Тайны американской империи» Перкинс пишет: «Теперь Китай, освоив эти методы ЭУ, похоже, начинает переигрывать Вашингтон». Да разве все это для нас секрет? Заметим, что у проводников  стратегии ЭУ в национальных государствах всегда рыльце в пушку, и они не могут взбрыкнуть, даже если бы захотели.

Любители шахмат нередко увлекаются решением шахматных задач. Скажем, белые начинают и дают мат в три хода, в пять ходов и т.д. Но есть и особый вид таких задач – кооперативный мат. Здесь одна сторона стремится дать мат за определенное количество ходов, а другая должна ей подыгрывать и делать самые проигрышные ходы. Такой вот «кооперативный мат» сегодня ставится Казахстану. Самые разные государства ведут игру с целью развала нашей экономики и ее фактического ограбления и порабощения, а местные, находящиеся у власти компрадоры, погрязшие по уши в своих криминальных махинациях (а потому зависимые и управляемые), одурманенные алчностью, им еще и подыгрывают. Главный вопрос, следовательно, в том, кто находится у руля – компрадоры или патриоты?

 

Курман АХМЕТОВ

Трибуна:Ашы қ  Ала ң  Республиканская общественно-политическая газета

До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)