"The Washington Times"

Возрождение Великой России
Практически говоря, мечты Кремля о расширении Российской Федерации могут никогда и не стать реалией

Херман Перчнер-младший (Herman Pirchner Jr.) и Илэн Берман (Ilan Berman)

24 октября 2002 года. В последние дни 2001 года в России без всяких фанфар или протестов общественности вступил в силу примечательный новый закон, кодифицирующий процедуры мирного расширения границ России. Это ничто иное, как предпосылка для расширения Российской Федерации, причем такая, которая может предвещать серьезные попытки Кремля создать "Большую Россию".

В идеологическом плане подобный шаг пользуется значительной поддержкой Москвы. Еще в 1990 году лауреат Нобелевской премии Александр Солженицин публично призывал к созданию вместо Союза Советских Социалистических Республик "Большого Славянского Государства" в составе России, Украины, Белоруссии и северной части Казахстана. Последующий распад СССР ни в коей мере не приглушил этих устремлений.

Сам г-н Солженицин в феврале 1995 года повторил призыв к славянскому единению в своем выступлении в Государственной Думе. То, что ему предоставили подобный форум для озвучивания его призыва к расширению Российской Федерации, было неоспоримым признаком серьезной политической поддержки этой идеи.

Г-н Солженицин вряд ли одинок. По прошествии 7 лет концепция "Большой России" продолжает пользоваться большой популярностью среди русских националистов всех мастей - и не без оснований. Значительная часть территорий бывшего Советского Союза, отделившихся от Москвы вместе с распадом СССР, остается глубоко ориентированной в направлении России. В Казахстане, стране с населением 5,7 миллиона человек, этнические славяне составляют добрую треть населения. То, что правящий в Астане режим ущемляет их в политических правах, подталкивает их к объединению с другими славянами. Это особенно касается северных областей Казахстана, где этнические славяне составляют около 80% населения.

Белоруссия и Россия вот уже много лет идут к длительному слиянию. Последний амбициозный план интеграции Москвы и Минска, публично озвученный российским президентом Владимиром Путиным не далее как в августе нынешнего года, призывает к фактическому повторному включению Белоруссии в состав России и к созданию "единого государства в полном смысле этого слова".

Аналогичным образом оказывается давление на часть Украины. Спорный административный передел СССР при Никите Хрущеве, быть может, и дал Украинской ССР контроль над Крымом, но сегодня многие по-прежнему считают этот русскоговорящий анклав по справедливости принадлежащим России. Если послушать высказывания таких известных российских политиков, как мэр Москвы Юрий Лужков, возвращение Крыма в лоно России является просто вопросом времени, несмотря на существование формального соглашения о границах.

Два этнически отличных района Грузии тоже кажутся созревшими для объединения с Россией. Первый, автономная область Южная Осетия, давно уже имеет с Тбилиси неспокойные отношения. Гражданская война 1991 года в Грузии фактически была инициирована голосованием в парламенте Южной Осетии о выходе из формирующейся республики Грузия и присоединении к России. Второй, Абхазская автономная республика, является крайне националистической и не делает секрета из своего желания принадлежать России.

В 1992 году ее парламент сделал конкретный шаг в этом направлении, приняв закон об изменении конституции 1925 года - шаг, который фактически означает отделение от Грузии. Этому помешало только вооруженное столкновение с Грузией, одним из следствий которого стало практически постоянное размещение в Абхазии российских миротворческих сил, что в свою очередь подпитывает новые разговоры об отделении.

А в молдавском анклаве Приднестровье глубоко укоренились промосковские настроения. Вооруженный конфликт 1991-1995 годов в этом регионе был развязан в большой мере опасениями этнических русских и украинцев, что они станут меньшинством в государстве молдаван. Ныне, когда они де-факто стали независимыми, есть признаки того, что Приднестровье, возможно, планирует воссоединиться с Кремлем, несмотря на запланированный вывод российских войск.

Все это делает территориальное расширение России вполне вероятным, причем таким, которое будет иметь монументальные последствия. Расширение на этнической основе потенциально может увеличить население России более чем на 20 миллионов человек, в то время как соответственный рост русского национализма, скорее всего, будет поощрять дальнейшие территориальные амбиции Москвы - наиболее вероятно в направлении Украины. А даже самое скромное расширение территории может иметь далеко идущие региональные последствия, вдыхая новую жизнь в замешанные на этнических различиях пограничные проблемы других стран.

Практически говоря, мечты Кремля о расширении Российской Федерации могут никогда и не стать реалией. Экономические ограничения, трудность достижения внутреннего согласия и различные приоритеты внешней политики по-прежнему накладывают политические ограничения на концепцию "Большой России". Но правовая основа именно для такого шага уже заложена Москвой. Западу не мешало бы принять это во внимание.
24 октября 2002


Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)