Фамилии истинных разрушителей памятников архитектуры Одессы пока остаются главной тайной города

Не так давно, в самом центре Одессы снова обрушился большой элемент фасада, на этот раз с памятника архитектуры, дома Либмана (угол ул. Садовой и Преображенской). К сожалению, это далеко не единственный подобный случай, потому что здания в историческом центре города сыпятся на глазах уже не первый год.

В этом же квартале соседствует с домом Либмана и многострадальный Дом Руссова - памятник аритектуры, за сохранение которого одесская общественность отчаянно борется годами.

Причем, многие годы чиновники, ответственные за происходящее с памятником архитектуры, успешно создавали образ «главного разрушителя» исторического достояния Одессы в лице бизнесмена Руслана Тарпана. Однако, реальная ситуация гораздо глубже и трагичнее, не для самого бизнесмена, а для памяников архитектуры Одессы.

Руслан Тарпан

И вот почему. Созданный с участием СМИ «образ врага» позволяет скрывать от общественности истинные причины гибели памятников архитектуры государственного и местного значения. Назовем некоторые из них: коррупционные схемы со своими вертикальными и горизонтальными звеньями в центральных и в местных органах власти, а также жесткая конкуренция за бюджетные деньги, причем, при катастрофическом дефиците профессиональных реставраторов.

Важно отметить, что местом рождения коррупционных схем является не Одесса, а Киев. Именно оттуда в конце 90-х годов началось выстраивание вертикальных звеньев, которые с их развитием обросли горизонтальными, вовлекая все большее число людей. Поэтому, как только инвестционно-строительная холдиноговая компания «Инкор-Групп» в начале 2000-х годов заявила о себе на рынке ремонтно-реставрационных работ, как тут же против нее начинались информационные войны и не только. И это не взирая на то, что до сих пор ни одна из компаний не смогла сдвинуть «Инкор-Групп» с позиции лидера по качеству ремонтно-реставрационных работ.

Наиболее красноречивая ситуация с Домом Руссова. Компания Руслана Тарпана «Реставратор» должна была приступить к работам еще в 2004 году. Однако этого не произошло. И вот почему. Если сложить «ставки» откатов, существовавших в 2005-2010 годах за разрешительные документы в соответствующих ведомствах, их региональных структурах и в горсовете, то этой суммы вполне бы хватило проведение компекса работ на всем «квартале». Причем, желание получения больших денег от несговорчивого бизнесмена, каким был Руслан Тарпан, дошло до поджогов здания, как «отрезвляющий» инструмент для строптивого бизнесмена. Не секрет, что к этому времени часть помещений в Доме Руссова находилась в собственности у компании и людей, связанных с «Инкор-Групп», а каждый пожар в разы поднимал будущие затраты собственников на восстановление своих квартир. Нероднократно Тарпан предлагал начать реставрационные работы на доме Руссова за собственные средства. Все инициативы разбились о алчность и жадность чиновников .

Так стяжательство, алчность и злоупотребление властью стали реальной угрозой всему историческому наследию одесситов. Примеров, подобных «Инкор-Групп» в современной истории Одессы много, но далеко не все они становились достоянием общественности.

Не секрет, что по этой же причине исчезло здание бывшего Русского технического общества или «Масонский дом». Как известно, предприятие «Арт билдинг групп», входящее в структуру «Инкор-групп», принимало участие в аукционе по продаже этого здания, организованном Одесским облсоветом 14 августа 2015 года. Компания победила, взяв на себя обязательства по реставрации здания, а в ходе аукциона был внесен необходимый гарантийный взнос. Однако, несмотря на результаты аукциона, компании-победителю не дали вступить в права собственности. В день подписания договора тогдашний начальник облуправления охраны памятников Владимир Мещеряков без объяснения причин отказался от подписания договора, несмотря на выданное им же ранее предварительное согласование. А далее памятник архитектуры просто развалился.

Поэтому, не зная всего этого, невозможно по достоинству оценить работу мэра Одессы Геннадия Труханова и некоторых членов его команды, которые добились восстановления Дома Руссова, как невозможно оценить и то, какое давление и саботаж им пришлось пережить.

Но, есть еще одна причина, тормозящая спасение исторического центра Одессы - это жесткая недоросовестная конкуренция на рынке ремонтно-реставрационных работ. Приведем пример также из деятельности «Инкор-Групп». В 2011 году компания приступила к ремонтно-восстановительным работам на 52 фасадах исторических зданий в Одессе. Общая стоимость работ составляла 157 млн грн. Однако на эти деньги претендовал другой одесский бизнесмен - депутат Верховной Рады, ныне скрывающийся в России, Игорь Марков. Силы были не равными, поскольку нардеп входил «близний круг» тогдашнего мэра Одессы Алексея Костусева. Желание Игоря Маркова вытеснить с одесского рынка «Инкор-Групп» обернулось для Руслана Тарпана информационной войной, давлением со стороны представителей правоохранительных органов, а также уголовными делами. В результате, договор с компанией на ремонтно-реставрационные работы был разорван, а выполненные работы не оплачены. Но, соперникам Руслана Тарпана этого оказалось недостаточным: началась борьба против другого проекта «Инкор-групп» - Глубоководного выпуска, которая для них была также успешной.

Однако, помимо коррпуции и жесткой конкуренции имеются и другие причины. Обратимся к ситуации со зданием на Дерибасовской, 25 или с отелем «Империал», которая также типична для Одессы. Здесь против воссоздания здания выступили жильцы близлежащих домов. Люди опасались, что возведение отеля «Империал» приведет к обрушению их зданий. Причем, их тревоги были обоснованы, с чем вынужден был согласиться Руслан Тарпан. В итоге проект отеля, одобренный видными архитекторами не только Одессы, но и Украины, лег «под сукно», то есть, до тех времен, когда стоящие рядом здания будут полностью отремонтированы.

Безусловно, и сложившая коррупционная система, и жесткая конкуренция, а также другие причины обязаны стать предметом глубокого анализа и откровенного диалога между профессиональным сообществом и органами местной власти. Иначе за обличением «старых разрушителей Одессы» и созданием новых «образов врагов» Одесса незаметно, но быстро, утратит все свое историческое наследие. Безусловно, общественность должна знать фамилии истинных, а не мнимых, разрушителей памятников архитектуры Одессы, но они остаются главной тайной города, и, вряд ли, когда-либо будут озвучены.

Источник

До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)