Бутафория за государственные деньги

>

Уникальный проект, финансируемый Банком развития Казахстана (БРК), оказался на деле мыльным пузырем и, как считает суд, гигантской аферой.

В Костанае 19 декабря вынесен приговор по одному из самых громких дел 2012 года. Да что 2012-го – судебные хроники уникального предприятия, которое существовало только на бумаге, насчитывают не один год.

Учредитель ТОО “Казхимволокно” – так и не начавшего работать завода по производству очень нужной стране метаарамидной нити – Едыль КИРИШЕВ, которого судили по ст. 177 ч. 3 УК РК (мошенничество, совершенное в особо крупном размере) и ст. 193 ч. 3 УК РК (легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем), вину свою не признал и с приговором – 6,5 года лишения свободы – не согласился. На суде он многократно заявлял, что дело сфабриковано.

Между тем несуществующее предприятие финансировалось государством. 823 миллиона тенге было выдано учредителю на организацию производства в 2007 году Банком развития Казахстана тремя траншами.

Адвокат Киришева Ерлан КЕМЕШЕВ в суде заявил, что его подзащитный – обычный заемщик, у которого возникли проблемы. А потому, мол, дело нужно решать в рамках гражданско-правовых отношений. Банку-де следовало работать со своим заемщиком.
Завод – пшик, отходы – бонусом

Проект, финансируемый БРК и существующий в рамках госпрограммы форсированного индустриально-инновационного развития, между тем был показательный. Во-первых, он – ни много ни мало! – обещал сделать Казахстан одним из немногих мировых производителей синтетического материала, широко применяемого в космической и авиационной отраслях.

Во-вторых, символизировал возрождение некогда славного Костанайского завода по производству химволокна, развалившегося вместе с Союзом. На уникальное производство даже Премьер-министра возили для пафосного открытия.

На деле завод оказался абсолютным пшиком. Работать он так и не начал, да и начать не мог. Оборудование, на которое БРК выделял почти миллиард тенге, в массе своей куплено не было.

Немногочисленные работники остались без зарплаты, а где деньги – 823 миллиона – Банка развития Казахстана, надо полагать, знает только учредитель.

Завод же, кроме позора, “наградил” Костанайскую область 123 тоннами токсичных веществ, завезенных в качестве сырья. Они уже 4 года хранятся на полигонах местного ТОО “Шаруа” и являются, по сути дела, экологической бомбой. Обезвреживать ее предстоит теперь за счет бюджета – то есть костанайских налогоплательщиков. Утилизация химикатов первого и второго классов опасности обойдется области, по мнению специалистов, миллионов в 30.
Доверились репутации

Как подобная комбинация могла проворачиваться в течение нескольких лет? Ведь деньги дал серьезный государственный банк, специализирующийся на подобных проектах!

– У нас не было оснований не доверять заемщику, у которого на тот момент была хорошая репутация. Кроме того, перед третьим траншем были предоставлены документы, подтверждающие поставку оборудования, – ответил на один из таких вопросов представитель банка.

Судья не преминул на это заметить, что директором предприятия-поставщика числился.... брат жены подсудимого:

– Он мог же себе любую справку выписать. При обыске у него изъяли 80 печатей и 29 штампов... Если бы после первого транша банк выяснил, что деньги не осваиваются, дальнейшие средства не были бы выделены!
Переплюнули даже Остапа Бендера!

Интересно, что ТОО “ Казхимволокно” условно входило в консорциум “Казнефтехим”. О том, что представляло собой АО “Казнефтехим”, в суде рассказал бывший финансовый менеджер консорциума Алмат ИСКАКОВ. По его словам, в консорциум входило довольно много различных ТОО. Одно из них юридически было оформлено на Искакова, однако фактически фирмой менеджер не руководил.

– Всеми делами заправляла бухгалтер “Казхимволокна” Айжан Мусина, – признался Искаков. – Я лишь подписывал документы. Как-то Киришев вызвал меня к себе и попросил подписать договор с ТОО “ЦентрСтройСервис” якобы на поставку оборудования. Я знал, что на самом деле никакого оборудования нет…

В свете этих высказываний фигура Киришева приобретает явное сходство с великим комбинатором, организовавшим в свое время контору “Рога и копыта”. Хотя куда сыну турецкоподданного до учредителя костанайского химзавода! Бендер же предприятие не на бюджетные средства, выделенные по госпрограмме, оплачивал.
Дело не закончено…

Киришев покинул зал суда, как и вошел в него, – в наручниках. Однако история эта никак завершившейся считаться не может. Впереди апелляция – подсудимый и его адвокат настаивают на оправдании, а далее судебные разбирательства с сотрудниками, пытающимися вернуть свои зарплаты, и затратная для местного бюджета операция по избавлению области от многотонного химического ярма. Глобальная инновация получилась!
Костанай

 


До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)